Boris Nemtsov Plaza быть: совет Вашингтона проголосовал единогласно

Boris Nemtsov Plaza быть: совет Вашингтона проголосовал единогласно

27 февраля — именно в этот день площади перед российским посольством в Вашингтоне будет официально присвоено имя Бориса Немцова. Городской совет американской столицы проголосовал единогласно. Да еще и за ускоренный порядок самого присвоения. К чему такая спешка, и почему именно сейчас, вопрос, пожалуй, риторический. Вот, к примеру, реакция Кремля. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, «состояние двусторонних отношений между нашими странами по-прежнему оставляет желать лучшего». И этим, как говорится, все сказано. Непосредственно в Вашингтоне говорят: такой шаг «символизирует приверженность города демократии». Обещают еще и поставить памятную табличку. И готовы потратиться из бюджета. Ну, а что действительно интересно, так это возможны ли ответные меры? Кто-то, например, уже предлагает переименовать Новинский бульвар Москвы, где расположена американская дипмиссия, в бульвар Эдварда Сноудена, или бульвар Джулиана Ассанжа. Может ли дело дойти до таких шагов?

60 долларов на производство, еще 110 — на установку таблички с надписью «Boris Nemtsov Plaza». А поскольку подобных указателей собираются поставить четыре, вся акция с переименованием должна обойтись местному бюджету всего-то в 680 долларов, которые Вашингтон, похоже, считает весьма удачной инвестицией.

«Очевидно, что они очень стараются спровоцировать Россию. Это ж все равно, как если бы Россия назвала улицу напротив американского посольства в Москве в честь Челси Мэннинг или Эдварда Сноудена! – считает писатель, автор книги „Заговор, делающий Россию козлом отпущения“ Дэн Ковалик. — Ну, зачем бы вы стали это делать, кроме как чтобы разозлить оппонентов? Так что, очевидно, что Вашингтон пытается ткнуть пальцем в глаз России».

Увековечить имя Бориса Немцова в непосредственной близости от российского посольства за океаном пытаются не в первый раз. Аналогичный законопроект уже вносили в Конгресс, где его заблокировали – решили, чересчур. Но Вашингтон имеет двойную юрисдикцию, то есть фактически может обойти вето законодателей. Да и лоббисты у инициативы оказались весьма активные. Дочь Бориса Немцова Жанна лично выступала на общественных слушаниях. Даже табличку «Немцов мост» с собой привезла для наглядности. Не отставал и Владимир Кара-Мурза. Напрямую говорил: «Это не простой указатель — это послание».

«Я сегодня здесь, чтобы полностью поддержать принятие этого законопроекта, — сказал председатель Фонда Бориса Немцова Владимир Кара-Мурза. — Я даже не могу сказать, как много это значит! Это дань памяти человека, который жил и отдал свою жизнь за свободу страны. Это послание. И напоминание российским демократам: их борьба не останется незамеченной или забытой. Ну, а для американцев это показатель, что Россия — это не только нынешняя автократия. Есть и достойные россияне, как Борис Немцов».

Переименование городской совет поддержал единогласно, а вот на общественных слушаниях инициативу поддержали не все. Жителю Вашингтона, исследователю и специалисту по работе с архивами Джереми Бигвуду, правда, угрожали отключить микрофон. Но потом высказаться все-таки дали. «Я думаю, что никто не ожидал появления на этих слушаниях человека с такой позицией, как моя, — сказал он. — Она не должна была озвучиваться. Совет изначально старался не привлекать внимания к голосованию и сделать это мероприятие максимально приближенным к „закрытым дверям“. О слушаниях по переименованию я услышал чисто случайно, по радио. Это было очень короткое сообщение. Просто анонс событий. Кстати, в результате я оказался единственным жителем Вашингтона в списке участников слушаний: все остальные живут в других городах. А ведь это мой город! И мне не нравится, когда его используют как площадку для политического футбола!».

От возможных зеркальных мер со стороны Москвы американская сторона уже поспешила подстраховаться. Уточнив, что оставляет российскому посольству выбор. Мол, хотите — меняйте адрес на «Площадь Бориса Немцова, дом 1». Не хотите — старый, по Висконсин Авеню, все так же действителен.

«Россия и Советский Союз не единственные подвергаются такому топографическому политическому давлению, — отмечает политолог Александр Асафов. — Существовала история с Китаем, когда улицу рядом с китайским посольством хотели назвать в честь диссидента, Нобелевского лауреата Лю Сяо Бо, который умер в тюрьме. Но китайские политики предложили в ответ площадь перед американским посольством в Пекине назвать в честь Сноудена или Усамы бен Ладена. И тема эта сама собой прекратила существование».

Чем может ответить Москва на топографический демарш — теперь, конечно, предмет всеобщего обсуждения. Одна из опций — назвать улицу в честь информатора WikiLeaks, по совместительству трансгендера Чэлси Мэннинга. Другая — увековечить память супругов Розенберг, казненных в 51-м за шпионаж в пользу Советского Союза. Впрочем, самый точный вариант озвучили в Госдуме, где предложили присвоить дипмиссии США адрес «Североамериканский тупик, дом 1». В навязчивом желании создавать безвыходные ситуации Вашингтону, похоже, действительно, нет равных.

Источник: Вести

Вознаграждение 0 руб за Нет просмотров
22:36
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!