Захарова: американцы наобещали курдам райские кущи, а потом предали

Захарова: американцы наобещали курдам райские кущи, а потом предали

Вроде бы только-только в Сирии обозначилась перспектива хоть какого-то успокоения, как началась операция, которую на севере страны затеяла Турция против курдов. Турки решают свои задачи. Характер их таков, что собранный по инициативе Франции Совбез ООН по этому поводу ограничился консультациями. Все это так, но не сорвет ли это участие курдов в Конгрессе сирийского национального диалога, который скоро должен пройти в Сочи и где ждут без малого 1600 участников?

О том, какие вокруг Сирии разворачиваются новые интриги, можно судить по приходящим сообщениям. Так, источник агентства РИА Новости, близкий к организации конгресса, заявил, что в Сочи, в частности, планируется принять документ, известный, как «Точки соприкосновения позиций сирийских сторон». Хорошее дело. Но будет ли кому с кем соприкоснуться? Также появилось сообщение в Тwitter, что конгресс в Сочи собирается бойкотировать оппозиционный Высший комитет по переговорам, противопоставляя его «женевскому формату», хотя даже в ООН эти форматы называют взаимодополняемыми. Так кто за кем стоит? Об этом в интервью «Вестям в субботу» рассказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

— Мария Владимировна, я этот глобус у вас даже не рассматривал никогда. Здесь же все конференции: Тегеран, Москва, Потсдам…

— Артефакт.

— У меня такое ощущение, что судьбы мира сейчас решаются.

— Глобус старый, поэтому все границы, все по-другому, да и реалии, в общем-то, иные.

— Реалии иные, но территориальная целостность Сирии здесь отображена вполне верно.

— Пока держится.

— До того как я вас спрошу про Африн, уточню про ремарку постоянного представителя Франции в Совбезе ООН, страны, по инициативе которой Совбез обсуждает сирийскую тему. И он предположил, что Сирия необязательно сохранится как единое государство. Это противоречит позиции Москвы?

— Я думаю, что это не оговорка. Это уже заявление по Фрейду. То, о чем наши западные коллеги многие годы думали. Об этом мы говорили буквально недавно и отмечали, что все действия так называемой коалиции, в частности, Соединенных Штатов и их ближайших союзников вот в этой игре указывают на то, что, к сожалению, единство, территориальная целостность Сирии не на повестке дня у западных государств.

— Давайте вернемся к тем заявлениям, которые сделали Министерство обороны и Министерство иностранных дел. Российские военные там были, но их вовремя вывели при начале турецкой операции. Турки действительно обо всем сообщали Москве?

— Здесь, мне кажется, нужно делать акцент совершенно на другом. В последнее время мы слышали очень много заявлений от курдских политиков, которые все как под копирку говорили о том, что якобы Россия их предала. Хотелось бы напомнить — хотя, мне кажется, это даже странно делать — что именно Российская Федерация на протяжении многих лет говорила и призывала все международное сообщество, которое занималось сирийской проблематикой, учитывать курдский фактор. И это я сейчас говорю достаточно мягко, а мы это делали очень конкретно в ходе переговоров в многосторонних форматах и в ходе переговоров с турецкими, американскими, ближневосточными коллегами — со всеми. И мы делали это, как мне кажется, в гордом одиночестве. Поэтому наша идея и наша концепция заключались в том, что, политически вовлекая курдов в процесс переговоров, учитывая, какую роль они играют в жизни, в частности, Сирии, можно двигаться именно к единой многоконфессиональной и многонациональной, сильной и свободной демократической Сирии. Но ведь были другие игроки, которые разыгрывали национальную карту, национальное самосознание курдского населения, обещали золотые горы, какие-то там райские кущи. И во многом они действительно предали и обманули. Наша позиция какова была, такой и осталась: без курдского населения движение вперед будет крайне сложным.

— Вы вторите Министерству обороны России.

— Да, что неудивительно.

— Недавно российское военное ведомство указало на то, что это американцы вооружали курдские отряды на сирийской стороне, по причине чего Турция начинала эту операцию.

— А потом их предали. Потому что те посылы, те намеки и те прямые обещания, то воодушевление, которыми наделяла американская сторона курдское население, вылились в то, что мы сейчас видим. И это повергает многих обозревателей, наблюдателей в состояние не просто недоумения — это на грани ужаса, потому что идут ожесточенные боевые действия. Вопрос тогда к той же самой американской стороне: как обещали и в последний момент взяли и бросили? Вопрос ко многим, кто разыгрывал национальную карту. А мы-то с вами знаем, что в основе практически всех конфликтов, как правило, лежат вопросы национального самосознания и религиозные факторы.

— Получается, американцы выбирают в таком случае между курдами и сохранением или несохранением Турции в НАТО?

— Я думаю, что это вопрос к американским аналитикам. Действия, как вы видите за много лет на примере этого региона, показывают, что политика очень хаотична, она меняется в зависимости от прихода того или иного представителя той или иной группировки, истеблишмента и так далее. Поэтому я не думаю, что здесь есть глубокая мотивация.

— Давайте в таком случае эту тему закончим, потому что можно сойти с ума. Курды сирийские, турецкие, иранские, туркмено-сирийские и так далее… Но есть вполне понятный и очевидный сюжет. Скоро состоится не только заседание Совета Безопасности ООН, но и сирийский диалог в Сочи, куда российская сторона пригласила в том числе и курдов.

— Да, но мы не просто пригласили, это было не так просто. Потому что огромное количество игроков делали все для того, чтобы именно курдское население, даже не население, а курдские представители, туда не приехали. Наша позиция была принципиальной. Мы говорим о том, что широкий диалог о судьбе большой страны, в которой курдское население занимает не последнее место, просто по-другому невозможен.

— А что, если курды не приедут?

— Они приедут. Вопрос относительно того, кто приедет, а кто не приедет, задают очень часто в последние дни. Вопрос не в том, что важно для российской стороны: приедут или нет. Это не вопрос нашего какого-то самосознания или каких-то амбиций, дело-то не в этом. Это же не соревнование. У нас достаточно международных мероприятий, которые мы успешно проводим на территории Российской Федерации. Дело-то в другом. Мы даем как раз политическим партиям, оппозиции, включая курдов, все возможности, предоставляя инфраструктуру, и наше политическое влияние на ситуацию. Мы им предоставляем специально отведенные возможности для того, чтобы они начали говорить о судьбе своей страны. Поэтому это вопрос не наших амбиций. Это вопрос того, что они могут упустить свою историческую возможность на построение заново государства на всех тех принципах, о которых мы говорили.

Источник: Вести

Вознаграждение 0 руб за Нет просмотров
12:34
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!