"Аллах меня спас". Кто ждет возвращения боевиков ИГ* из Сирии

"Аллах меня спас". Кто ждет возвращения боевиков ИГ* из Сирии

МОСКВА, 4 дек — РИА Новости, Филипп Прокудин. После военного поражения ИГ* в Сирии вопрос о том, куда захотят податься джихадисты с семьями — «львицами и львятами халифата» — стал не абстрактным, а вполне конкретным. Тысячи граждан различных государств возвращаются домой — прямиком из средневековья. В Европе и республиках бывшего СССР могут появиться единомышленники «халифа» Абу Бакра аль-Багдади, которые еще вчера жили там, где практиковались массовые казни и работали рынки рабов. Корреспондент РИА Новости изучил, с чем столкнутся страны после возвращения джихадистов и их семей на родину.

«Сын вернется с женами и детьми»

35-летний Бахтиёр из Ошской области Киргизии уехал воевать в Сирию вместе с двумя женами и пятью детьми. Третий год его мать, 53-летняя Фарида, ждет, что сын вернется. «Старший брат мужа сказал, что узнал о смерти Бахтиёра по телевизору. Как услышал, сразу к нам пришел, рассказал. Сердце чувствует, что-то не так. Но не хочу в это верить», — говорит она.

В местной милиции Фариде заявили, что не располагают официальной информацией о смерти Бахтиёра. «Хочу надеяться, что когда-нибудь сын вернется с женами и детьми. Если он приедет из Сирии живой, мы готовы его простить. Молюсь, чтобы он вернулся к прежней жизни», — рассказывает о своих надеждах на будущее Фарида.

Пока судьба уроженца Ошской области остается неизвестной, многие из его соратников готовы вернуться и уже возвращаются домой. ИГ* терпит поражение. В министерстве обороны России заявили, что в ближайшее время западный берег Евфрата будет очищен от боевиков ИГ*. Правительственные войска вскоре должны взять под контроль практически всю территорию Сирии.

Массовые казни, работорговля и террор

Сирийские военные с передовой сообщали о массовом бегстве боевиков ИГ*. Куда теперь подадутся сторонники халифата — вопрос как никогда актуальный. В СМИ стран, куда могут вернуться вчерашние джихадисты, эта тема активно муссируется. Судя по тональности публикаций, далеко не все готовы «понять и простить» сограждан, которые решили встать на путь террора. Например, в британском издании опубликовали мнение подданного Соединенного королевства, который знает о бойцах ИГ* не понаслышке.

Макер Гиффорд воевал в Сирии на стороне курдского ополчения. Доброволец с прямотой военного человека заявил, что джихадистов ни в коем случае нельзя возвращать домой. По его словам, сложно превзойти дикость и жестокость «культуры» ИГ*: массовые казни, работорговля и террор.

Бегство сторонников «халифата» с Ближнего Востока началось сразу после того, как наметился перелом в войне. В феврале 2017-го президент России Владимир Путин отметил, что приблизительно из 9 тысяч боевиков, приехавших из республик бывшего СССР, домой уже вернулись около десяти процентов. В июле организация «Сеть предупреждения о радикализации» информировала, что примерно тридцать процентов исламистов, прибывших из ЕС, уехали с подконтрольной ИГ* территории в страны постоянного проживания.

Филиалы «халифата»

Впрочем, «халифат» имел представительство и за пределами Сирии и Ирака. Воюя на Ближнем Востоке, ИГ* развернула в бывшем СССР и у его границ свои «официальные» формирования. В январе 2015-го подразделение террористов было провозглашено в Афганистане под названием «Вилайят Хорасан» («Провинция Хорасан»). Под черный флаг ИГ* потянулись бывшие члены аль-Каеды и Талибана.

В сентября 2015-го глава Исламского движения Узбекистана (Туркестана) (ИДУ(Т))* Усман Газий присягнул на верность халифу ИГ* Абу Баку аль-Багдади. В свое время ячейки ИДУ (Т)* были фактически полностью выдавлены с территории постсоветских республик в Афганистан спецслужбами Узбекистана. Но долгое время движение активно действовало и вербовало сторонников на юге Киргизии — в Ошской и Баткенской облястях. К слову, взорвавшийся в апреле в питерской подземке Акбарджон Джалилов был родом из Оша.

По информации спецслужб постсоветских стран, ИГ* активно пыталось вербовать сторонников и создавать сети на территории бывшего СССР. То в одной, то в другой стране органы безопасности раскрывали ячейки и находили пропагандистов или потенциальных боевиков «Исламского государства»*. В апреле 2017-го, после теракта в метро Санкт-Петербурга, директор ФСБ Александр Бортников предупредил, что главари ИГ* продолжают планировать теракты в России. Саму террористическую атаку тогда представители халифата назвали местью за поддержку Москвой правительственных сил Сирии.

Турция как страна, граничащая с Сирией, тщательнее всех подошла к учету и контролю тех, кто мог влиться в ряды ИГ*. В июне 2017-го Анкара насчитала около 54 тысяч граждан и подданных 146 государств, которые проследовали через турецкую территорию предположительно для участия в «джихаде».

Женщины и дети — резерв джихадистов

Узнать больше о сторонниках ИГ* из-за рубежа помогли и сами функционеры «халифата». Несмотря на укрепившийся имидж «Исламского государства»* как машины хаоса и подрыва устоев, бюрократическая машина у террористов работала с западным педантизмом. При освобождении Мосула, Талль-Афара и Ракки в 2017 году правительственные силы нашли подробные архивы, которые помогли установить личности многих прибывших из-за рубежа боевиков.

Население ИГ* состояло не только из воюющих мужчин. Многие переселялись на Ближний Восток семьями. Как отметила в октябре 2017-го американская частная разведывательная организация SoufanGroup, именно женщины и дети стали резервом боевых сил ИГ*. Теоретически представительницы слабого пола могут вступать на путь джихада только при определенных условиях. Так, по крайней мере, указано в руководящих документах женского подразделения ИГ* «аль-Хансаа».

Однако недавно газета ИГ* «аль-Наба» призвала активнее привлекать женщин в ряды джихадистов. Пропагандисты в качестве примера приводили пример легендарной Нусейбы бинт Кааб. По преданию, эта дева-воительница в VII веке сражалась плечом к плечу с пророком Мухаммедом. А в ходе битвы за иракский Мосул, которая завершилась в июле 2017-го, появлялись сообщения об использовании боевиками женщин-смертниц.

Аналитик по вопросам терроризма и основатель частной разведкорпорации США SITE Intelligence Group Рита Кац указывала, что ИГ* начало подключать женщин к подготовке терактов. «В своих новых призывах ИГ* разрешает мужьям и отцам понуждать жен и дочерей к проведению [террористических] атак», — подчеркнула она. О том, что джихадисты эффективно вели пропаганду среди женщин, свидетельствует и то, что нередко инициаторами переезда в «халифат» выступали жены будущих боевиков.

Об этом говорил и глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Рассказывая о причинах вступления земляков в незаконные вооруженные формирования отмечал, что «некоторые из этих женщин (сторонниц „халифата“ — Прим. ред.) вынудили молодых людей на себе жениться, а потом заставили их воевать на стороне ИГ*».

«Мы долгое время недооценивали роль женщин в этих организациях. Действовал стереотип, что экстремист — бородатый мужчина с автоматом, выкрикивающий какие-то угрозы, — разъясняет директор казахстанской Ассоциации центров исследования религий Юлия Денисенко. — Многие из девушек, которые вступают в ИГ*, по психологическому типу личности альтруистки с низким уровнем самоидентификации. Это значит, что, с одной стороны, они не могут сказать „нет“, а с другой — им легче идти за толпой. Проще говоря, террористы пользуются их добротой и готовностью жертвовать собой в пользу других. Впрочем, есть и другая, довольно многочисленная категория женщин: они едут не в ИГ*, а замуж».

Воспитанию подрастающего поколения соратники лидера ИГ* аль-Багдади также уделяли особое внимание. Детей, которых прочили в будущие джихадисты, террористы называли «львятами халифата». Малыши и подростки проходили обучение в военных лагерях, присутствовали при казнях, использовались в пропаганде. Словом, из того, что «львят» хотят использовать для террористической войны в будущем, в «Исламском государстве»* никто секрета не делал. Еще в 2014 году заместитель генсека ООН Иван Симонович после поездки в Ирак признал, что в ИГ* действует «масштабная и опасная из-за своей эффективности» программа вербовки детей.

Антиутопия наяву Сторонники ИГ* — не просто бойцы потерпевшей поражение армии. Это — тысячи людей с измененным сознанием и опытом жизни в халифате, который наяву воплотил жуткую антиутопию. И после краха проекта многим подданным аль-Багдади больше некуда возвращаться — только домой. В том числе и в республики бывшего СССР.

«После военного поражения ИГ* в Сирии некоторые члены организации попытаются продолжить борьбу. Речь, прежде всего, об идейном ядре группировки. Не факт, что большинство захочет продолжать экстремистскую деятельность: кто-то разочаровался в халифате, кто-то воевал просто за деньги или из-за любви к некой романтике. Тут можно провести аналогию с некогда грозным движением „Талибан“*: лишившись былого влияния, оно растеряло и сторонников. Кто-то сдался, „осел“ мирным жителем, а кто-то при возникновении ИГ* присоединился к ней», — считает специалист по Средней Азии, профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев.

В свою очередь Юлия Денисенко, опираясь на свой опыт работы с экстремистами, уверена, что «реабилитировать бывших боевиков ИГ* безусловно нужно». «Многие рядовые члены группировки с облегчением воспринимают то, что попали в руки правоохранительных органов и правосудия. Дескать, лучше я буду сидеть в тюрьме, чем умру или буду убивать, Аллах меня спас, дал мне возможность понять, что я ошибался», — полагает она.

Впрочем, насколько искренне вчерашние боевики раскаиваются в содеянном, установить проблематично.

* Террористические организации, запрещенные в России

Источник: РИА новости

Вознаграждение 0 руб за Нет просмотров
08:01
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!